"Теленеделя", 19-25 апреля 2010 года

Звездные встречи. Андрей Анкудинов спас Депардье от похмелья

Жизнь известного исполнителя французского шансона, актера и режиссера Андрея Анкудинова вот уже 20 лет связана с Францией. Там он успешно выступает с программой «Шансон белых ночей». А в этом году начинает в Париже съемки нового фильма. Марина КУЗНЕЦОВА не удержалась и расспросила Андрея о том, как Ив Монтан принял его за француза, как удалось спеть с Шарлем Азнавуром и что пообещала ему Катрин Денев.

 Из Сены я вынырнул зеленым…

— Вот уже двадцать лет, приезжая в Париж, я останавливаюсь в своем любимом отеле неподалеку от Елисейских Полей. Поставив чемоданы в номере, спешу на Монмартр: спускаюсь вниз по улице, рассматриваю картины местных художников, останавливаюсь подпеть уличным музыкантам… За эти годы я не раз ловил себя на мысли что Франция становится моим вторым домом.

…Все началось, пожалуй, с фильма «Тегеран-43», который вышел на экраны в 1981 году. Я был тогда студентом актерского факультета ГИТИСа и после пар, в перерыве между репетициями, спешил в кинотеатр «Россия» (ныне — «Пушкинский») на сеанс. Сначала смотрел весь фильм, а потом раз 20 приходил уже ближе к финалу, когда начинала звучать знаменитая песня Шарля Азнавура «Вечная любовь». Работницы кинотеатра меня запомнили и пропускали без проблем. Я выучил песню наизусть, понимал, о чем она. Напевал ее на слух, но чтобы петь по-настоящему, должен был разложить на точные фразы. В школе я изучал английский и с французским познакомился только в театральном. Честно говоря, прилежным студентом никогда не был, но французский мне давался легко: за ночь перед зачетом мог выучить сотни слов, что повергало моих однокурсников в шок, но все-таки не могло обмануть преподавательницу. Чтобы добыть текст песни «Вечная любовь», пришлось предпринять целое расследование. Уже будучи актером Театра комедии, я пришел в ленинградский фильмофонд: там мне дали монтажные листы фильма «Тегеран-43», я нашел эту песню и попросил записать ее на магнитофон. Потом нашел знатока французского, он расписал мне каждую фразу, помог поставить произношение. А чуть позже я упорно учил язык у графа Владимира Михайловича Орлова. С тех пор я разучил с десяток песен Ива Монтана, Мишеля Леграна и Шарля Азнавура. И, конечно, не мог тогда предположить, что в 2004 году буду петь «Вечную любовь» на 80-летии самого Азнавура. А он, поднявшись из зала ко мне на сцену, запоет ее на русском!
Это было гениально! Я познакомился с мэтром в 1991 году, когда гастролировал со своей концертной программой «Шансон белых ночей», исполнял песни: «Вечная любовь», «Богема», «Изабель» Азнавура, «Под небом Парижа» и «Опавшие листья» Ива Монтана.
Они входят в мой репертуар и теперь. Сначала я выступал в Ленинграде, потом решил было податься в Москву, но на дворе была перестройка, и мне намекнули, что никому мой французский шансон не нужен.
Расстроиться я не успел. В скором времени познакомился с благотворительной организацией, которая в рамках поддержки творческой молодежи отправила меня и еще 10 молодых музыкантов, моих друзей, в мировое турне. Мы объездили за три года 35 стран. Помню, в Чикаго после выступления ко мне подошел один зритель, японец по национальности: «Зачем вы поете им?! Вы же понимаете, что такую изысканную музыку поймут только русские, французы и японцы». Зритель, как оказалось, имел связи на родине и помог организовать гастроли в Японии: вместо четырех запланированных концертов мы дали двадцать! Из-за этого опоздали на летний фестиваль французской песни в город Бурж. Шел уже пятый конкурсный день, и организаторы мне сказали: «Вы уже не можете стать участником и рассчитывать тем самым на призовые места, но в качестве гостя — пожалуйста, выступайте, мы дадим вам 45 минут». Какие еще нужны подарки, когда тебе дают возможность выступить на фестивале во Франции? Конечно, я принял предложение! И вот выхожу, чтобы исполнять попурри из французских песен, и вдруг во втором ряду вижу Ива Монтана собственной персоной. А рядом с ним — Шарля Азнавура! Я моментально забыл тексты всех своих песен! Вернее говоря, от волнения решил, что забыл. На третьем куплете понял, что продолжаю петь. Как говорится, мышцы-то помнят!
Ив Монтан тогда задумчиво произнес: «Какой странный у вас французский, никак не могу уловить, из какой провинции ваш акцент».
Через несколько дней после концерта Монтан и Азнавур предложили мне и некоторым конкурсантам выступить с небольшим концертом в Париже на площадке возле моста Александра III. Они угощали нас очень вкусным красным вином. После выступления и четырех бокалов меня понесло… Я успел заметить, что девушки в Париже платят сами в кафе и ресторанах. И заявил Азнавуру, что если бы был миллионером, не позволил ни одной француженке платить за себя! «Среди французов нет романтиков, а среди русских есть!» — завопил я и прыгнул с моста в Сену, решив, что это лучшее доказательство русской романтичности… В тот вечер, помню, на мне был белый смокинг. Когда я вынырнул, он уже был зеленым, так как в июле Сена цветет. «Сумасшедший русский!» — воскликнул Азнавур. Его помощник подхватил меня под рученьки и повел в магазин, где мне купили элегантный черный костюм. Я его до сих пор бережно храню, а вот белый смокинг восстановлению не подлежал. «Вот видишь, не все французы жмоты!» — заявил мне Азнавур, когда мы вернулись. На что я парировал: «Какой вы француз! Вы — армянин!» Монтану было 70 лет, через три месяца после нашей встречи его не стало…
А с Азнавуром мы поддерживаем связь до сих пор.
Спас Депардье от похмелья
— Судьба постоянно сводит меня с французами. В 1996 году, например, на «Кинотавре» я случайно познакомился с Жераром Депардье. С утра пораньше с бутылочкой пива шел на показ фильма «Капризы реки» с его участием. И увидел на ступеньках кинотеатра… Депардье. По его лицу нетрудно было догадаться, что чувствует он себя как-то не очень: на «Кинотавре», знаете ли, бурные ночи… Я присел рядом: «Мсье Депардье, у меня есть пиво, не хотите разделить его со мной?»
Актер обрадовался и, отпив пару глотков, возмущенно сказал: «Какой дурак придумал устраивать премьеру фильма так рано?!»
Мы почти час болтали о Париже, о том, что столица — еще не вся Франция и чтобы узнать страну, нужно проехать по ней. Депардье рассказывал, как сложно выращивать виноград… Поднявшись, мы отправились смотреть фильм. Потом он пригласил меня на вечеринку, где угощал всех привезенными из Франции копчеными курами и вином собственного производства.
Обещание Катрин Денев
— В нынешнем марте я познакомился с одной из своих любимых французских актрис — Катрин Денев. Меня пригласили в качестве участника и ведущего гала-концерта на ХVI кинофестиваль «Литература и кино» в Гатчину. А знаменитой актрисе предстояло представить ретроспективу «Гении и злодеи французского кинематографа».
Узнав, что Катрин приедет на фестиваль, я потратил несколько часов, бегая в поисках букета роз для нее. Потому что запланировал спеть «Жизнь в розовом цвете» из репертуара Эдит Пиаф и преподнести актрисе цветы. Роз кругом, конечно, было полно, но именно розовые нашел с трудом. Купил 21 бутон. Вышел на сцену и запел.
Вдруг Катрин поднялась и стала петь вместе со мной. Я такого подарка судьбы не ожидал. Ведь на первый взгляд актриса очень сдержанна в эмоциях. Под аплодисменты мы допели композицию, а потом я преподнес Катрин букет. За кулисами рассказал ей, что в конце мая у меня будет концерт в Париже в зале Лафайетт, и я был бы счастлив видеть ее среди зрителей. Катрин обворожительно улыбнулась и пообещала приехать. На днях ее агент подтвердил, что она будет в числе зрителей.
После концертов, в июне, если все будет хорошо, мы наконец приступим в Париже к съемкам исторического фильма «Черное, белое, красное…». Режиссеров будет двое — Игорь Зайцев («Каникулы строгого режима») и я. Этот проект я вынашивал несколько лет, с тех пор как прочитал роман Наталии Вико «Тело черное, белое, красное» (по мотивам ее повести снят фильм «Упасть вверх»). Главная героиня — Ирина Яковлева, дочь министра Временного правительства, которой пришлось эмигрировать во Францию. Я сыграю француза, графа Николя, ставшего впоследствии ее мужем. Одну из ролей обязательно исполнит французская актриса. Я мечтаю, чтобы это была Изабель Аджани, сейчас мы ведем переговоры с ее агентами. А из русских актеров участие примут также мои хорошие друзья Аристарх Ливанов и Эммануил Виторган. Наш фильм, даст Бог, станет моим признанием в любви к двум странам — России и Франции.

 

/

      Copyright © 2014 Ankudinov               Производство сайта Cre Site

Яндекс.Метрика