Вечерняя Москва, октябрь 2007

Вечерняя Москва, октябрь 2007Его часто называют человеком праздником. Когда Андрей АНКУДИНОВ появляется в той или иной компании, мгновенно воцаряется атмосфера легкости, юмора, смеха. На фестивалях и актерских тусовках коллеги часто просят спеть его что-нибудь из французского шансона. Андрей поет с удовольствием, голос у него действительно замечательный. Ну а когда дело доходит до всевозможных баек, то зрители просто сползают от хохота под столы...

Сегодня Анкудинов встал за камеру - поменялся ролями с режиссером. Сам снял "Просто повезло" - "самую светлую комедию" (так определили его фильм на минувшем кинофестивале комедии в Астрахани "Улыбнись, Россия!"). А ведь до того, как дебютировать в роли режиссера, Андрей снискал популярность у зрителей в качестве актера в фильмах "Атлантида", "Возвращение Броненосца", "Аферы, музыка, любовь", "Ребенок к ноябрю", "Рок-н-ролл для принцесс", "Человек из черной "Волги", "Светлая личность" и других.
- Андрей, как вам пришла в голову идея снять комедию?
- В тот период я как раз познакомился с моей будущей женой. Она - человек с большим чувством юмора, композитор. Мы познакомились при работе над спектаклем, в котором я сыграл всего один раз. А она к этому спектаклю адаптировала музыку Моцарта. Я предложил будущей супруге написать музыку и к моему кино. Потом мы обвенчались, потом у нас родился сын, и вот тогда только мое кино стало реальностью. Я назвал свой фильм "Просто повезло". Пока не догадался, что у него должно быть именно такое название, у меня ничего не получалось.
- Мне показалось, что это история в чем-то автобиографична?
- Наверное, вы правы. Это история о безработном, невостребованном актере, безумно талантливом. Для многих он несет радость, безусловно, заслуживает в жизни больше, чем имеет. Но ему приходится выживать, как и многим артистам нашей большой развалившейся в 90-е годы страны, когда кто-то уходил в сантехники, кто-то на панель. Но некоторые пережили развал СССР, развал кинематографа и нашли в себе силы вернуться в профессию. Мой фильм как раз о таком человеке. Каждый из нас имеет право на везение, на свой шанс. Этот фильм дал мне бесконечную уверенность в себе и в том деле, которым я хочу дальше заниматься. Тем более что один очень хороший и известный артист меня подбодрил фразой: "Андрюша, не бойся ты ничего! Мы наши режиссерские ВГИКи проходили у Полоки на съемочной площадке". Он прав - нельзя научить человека, который не хочет учиться. А тот, который хочет научиться, он и из воздуха научится всему. Я всю свою жизнь продолжаю учиться.
- Награда на фестивале "Улыбнись, Россия!" далеко не первая для вас. А какая из наград была наиболее запоминающаяся?
- Я жил и работал тогда в театре в Ленинграде...
- Это в том, что над Елисеевским гастрономом?
- Именно. И у нас в театре всегда пахло молотым кофе и вкусными колбасами. Мы даже шутили, что КОМЕДИЯ - это "комплексное обслуживание масс едой и искусством". Так вот, помню, однажды утром я играл в сказке Андерсена. Дело было в воскресенье. А в доме у меня в этот момент раздался звонок, и вежливый голос попросил позвать к телефону Андрея Робертовича. Причем ударение в отчестве было сделано на буку "е". Это было так рано утром, что домашние ответили, что Роб-е-ртовича, дескать, нет, ушел "на сказку". Вежливый голос попросил передать, что звонили из Комитета государственной безопасности, и в трубке раздались короткие гудки. Сон, естественно, как рукой сняло. Меня нашли в театре и испуганно осведомились - где и что ляпнул?! После чего было принято решение "сушить сухари". Вечером в квартире снова раздался звонок: "Здравствуйте, Андрей Робертович! (на этот раз ударение уже было поставлено правильно, из чего я сделал заключение, что работа над моим досье идет полным ходом). Вас из Комитета государственной безопасности беспокоят. Вы у нас - лауреат". Я ничего лучше не нашел, как ответить: "Надо же, какие у вас смешные названия придумывают" - "Не волнуйтесь, мы сами вас найдем".
Через две недели (я играл в детском спектакле тигра), после первого акта спускаюсь в гримерку, а навстречу - "взбледнувший" директор театра. "Андрюша, к тебе пришли".
А в гримерке сидят товарищи: "Мы должны прямо сейчас доставить вас самолетом в Москву". "Я ведь, - говорю, - спектакль играю, у меня только первый акт закончился". А директор успокаивает: "Ничего-ничего. Второй акт доиграет за тебя Коля Павлов" - "Как?!" - "Да кто вас под этим гримом узнает?" Меня усадили в черную "Волгу", загрузили в самолет, привезли на Лубянку... И там торжественно вручили премию КГБ за актерское мастерство, медаль и кожаный диплом. Мне было тогда 23 года. А в конверте лежало 40 рублей и 87 копеек - за вычетом подоходного налога. Это была премия КГБ СССР.
На следующий день, когда я вернулся в театр, Евгений Жаров, сын Михаила Жарова, предложил мне вступить в партию. Но я ответил, что "не совсем еще готов". Зато эта премия КГБ помогла мне в 1985 году получить, наконец, диплом ГИТИСа. Я из ГИТИСа выпустился в 1982-м, а вот сдать научный коммунизм так и не смог. Так что у меня диплом датирован 1985 годом.
- А как гитара и кино вошли в вашу жизнь?
- Гитара появилась, когда я увидел, как играет на этом инструменте моя однокурсница. Я окончил физико-математическую школу в Омске. Ничего не предвещало моего ухода в артисты. Но я могу с точностью до минуты назвать время принятие решения. 2 октября 1977 года, 8 часов вечера по омскому времени. Мой день рождения. Показали документальный фильм "Вороне где-то Бог..." О том, как набирался курс в театральный вуз. А вечером пришла мама, и я ей сказал: "Мама, я хочу пойти в артисты". Мама не нашла ничего лучшего, как ответить: "А ты знаешь, сынок, они мало получают..." Но показала меня режиссеру омского ТЮЗа. Через некоторое время мы с мамой отправились в Москву поступать в ГИТИС...
- Вы ведь долгое время были капитаном сборной артистов, игравшей "театральные марафоны"?
- Это было в 1984 году, КВН тогда еще не возродился. Я был капитаном Театра комедии. Команды других театров возглавляли Борис Смолкин и Ургант. Так мы проиграли до 1989 года... Театральные марафоны - это "ночники", которые длились от 18 часов вечера до 9 часов утра. Капитанские конкурсы шли по два часа. Мы играли в "Октябрьском", трехтысячном зале, который был окружен на километр машинами, - оттуда раньше времени было выехать невозможно. У нас было море фанатов, мы были безумно популярны. И главные режиссеры театров меняли репертуарное расписание под нас, чтобы дать возможность играть! Это была фантастическая ситуация.
- Ваша супруга - прекрасный композитор. А вот интересно, какими еще качествами, кроме таланта, должна обладать женщина, чтобы привлечь ваше внимание?
- В разные годы это были разные качества. Если брать меня, как одноклеточного, то есть, как мужчину (смеется), то когда я видел женщину на большом расстоянии, меня в ней привлекали прежде всего ноги. При приближении к ней - ее лицо. При еще большем приближении - ее душа. Но всякое бывает. Мне могла понравиться женщина по радио, тогда ни о ногах, ни о лице, конечно, речь не шла. Ну и очень важным качеством была ее способность восприятия меня любимого.
- Вас называют "человеком-оркестром"? Вам это нравится?
- Я все это делаю для того, чтобы мне было комфортно в жизни. Я хочу нравиться людям, хочу, чтобы меня любили. Каждый артист хочет, чтобы его любили зрители. Но степень представления, что такое зрительская любовь, у каждого своя. Мне хочется, чтобы меня любили абсолютно, и за это я готов платить. Но не "до", а "перед".

 

/

      Copyright © 2014 Ankudinov               Производство сайта Cre Site

Яндекс.Метрика